NEWSru.co.il // Досуг // Среда, 12 февраля 2020 г.
"Из неба и воды": Леонид Федоров и Игорь Крутоголов представят в Тель-Авиве свой новый совместный альбом
12 февраля 2020 г., 15:16

Незадолго до концерта музыканты ответили на вопросы Евгения Когана о том, как создавалась новая пластинка.

Приобрести билеты на концерт Леонида Федорова и Игоря Крутоголова

Кого из вас больше в новом альбоме?

Леонид Федоров: Я не могу сказать, кого больше, а кого меньше, – наверное, одинаково. Что-то пишу я, что-то пишет Игорь, потом мы обмениваемся записанными вещами. А две песни мы записали вместе в Тель-Авиве.

Игорь Крутоголов: В этом альбоме больше песен: нас двое, а песен восемь. Или, как у Димы Озерского: "Жизнь одна, а пальцев четыре". А если серьезно, то, конечно, в этом альбоме больше Лёни, если считать хотя бы по количеству написанных песен. Вообще, два последних наших альбома были записаны так: я писал свою часть, Лёня – свою, где-то я сыграл в его песне, а где-то он спел в моей. Но бывало и по-другому, как на "Взрыве цветов": я пришел к Лёньке, наиграл ему басовый риф, придуманный мной практически сходу, а у него под рукой оказался текст Дмитрия Авалиани. И вот так, примерно за пятнадцать минут, родилась песня "Взрыв цветов". Но мне сложно разбивать альбомы на составляющие, для меня каждый альбом – это одна длинная песня.

А кто в этой работе главный?

И.К.: А кто главный в футбольной команде? Думаю, тот, у кого в данный момент мяч. А мы команда. Так кто же главный? Тот у кого мяч в голове? Или вместо головы?..

Л.Ф.: Мы стараемся все решать коллегиально, главных нет. И обычно приходим к согласию, пока как-то избегали серьезных разногласий.

Кто-то однажды сказал, что сольные альбомы Федорова похожи на радио-спектакли. Вы согласны? А про ваши совместные работы можешь сказать то же?

Л.Ф.: Почему нет? Правда, с Игорем у нас получается немного иначе, это больше все-таки песни, чем литература.

И.К.: Это смотря что считать радио-спектаклем. Если ты имеешь в виду эклектику, которая характерна для каждого Лёниного альбома, тогда, скорее всего, да… Хотя для меня никаких ассоциаций с театральностью нет, Лёнина музыка, и вообще музыка, – это энергия и цвет. Когда такие вещи соединяются воедино, меня "взлетает", а когда нет, я прохожу мимо. В случае с Лёниной музыкой меня "взлетает". Да и с нашими совместными работами примерно так же. А радио-спектакли – они в голове, когда там нет мяча.

Если бы вас попросили определить музыкальный жанр, в котором вы работаете, как бы вы его определили?

И.К.: Если бы меня попросили, я бы попросил не просить меня об этом. Но, если уж попросили, то я скажу, что мы играем в жанре глэм-рок, хотя знаю, что многие не согласятся. Жанры – хорошая вещь для тех, кто расставляет диски по полкам. Прекрасный пример ухода от жанра – группа Fire! Fire! Orchestra. Что это? Джаз, потому что там есть саксофон и духовые? Или рок, потому что там есть фузовые гитары? Это состояние! Очень было смешно, когда в начале 2000-х стало модно говорить о жанрах, появилось огромное количество групп, которые определяли себя как металл джаз авангард эксперементал дум блэк нойз амбиент индастриал хип-хоп.

Л.Ф.: Современная музыка – вот так бы я определил наш жанр. Во всяком случае, мы с Игорем стараемся больше работать с музыкой.

Дмитрий Озерский как-то сказал, пишет добрые стишки, а потом приходит Лёня и превращает их в страшилки. Почему ваши альбомы получаются такими… страшными?

Л.Ф.: Не думаю, что они страшные. А потом – что такое страх? У нас была история, мы как-то стояли на белорусской таможне, с "АукцЫоном", а в соседнем автобусе оказалась питерская баскетбольная команда "Спартак". "О, земляки! Давайте вместе выпьем!.. А послушать у вас есть что-нибудь?" У нас как раз только что вышла "Птица". Мы дали им кассету, так они через пятнадцать минут ее принесли и спрашивают – а у вас повеселее ничего нет? Вопрос в том, что назвать страшным, а что веселым. Скажем, Eleanor Rigby – веселая песня? А Yesterday? На мой взгляд, есть у нас очень веселые песни. "Суп", по-моему, очень веселый.

И.К.: Страх, мне кажется, это сугубо личное. Помнишь, мы как-то обсуждали Ханеке? Мы говорили о том, что его фильмы страшны безысходностью. А в Димкиных стихах есть надежда, и это главное. И потом, мы же не ставим перед собой задачу сочинить страшную или веселую песню. Получается так, как получается.

С каждым альбомом в ваших песнях все больше звуков. А иногда создается впечатление, будто вы специально хотите вынуть слушателя из зоны комфорта…

Л.Ф.: Мы никогда не думаем о комфорте слушателя, а просто считаем, что так это должно звучать. Комфортно – это значит тихо, как в консерватории? Но, скажем, "Кармина Бурана" или "Девятая симфония" Бетховена – не сказать, что очень комфортная музыка. Это все дело вкуса. Но мы не усложняем специально – наоборот, я сторонник того, что чем проще, тем лучше. Я никогда не буду делать пластинку, если она похожа на предыдущую. Вот сейчас у нас насыщенный звук, и это значит, что пока получается так, а потом, может, получится по-другому. Мне вообще кажется, что мы не усложняем, а наоборот пытаемся все как можно больше освободить.

И.К.: Мне кажется, с каждым альбомом у нас становится все меньше звуков. Количество звуков стало уменьшатся после того, как мы закончили работу над "Дау" Ильи Хржановского. Вот там было такое количество звуков!.. На каждом концерте наши песни звучат совершенно по-разному, и не только потому, что сложно сыграть одну и ту же песню одинаково, тут еще вмешивается случай. На одном концерте Шуберт мешает зрителю вникнуть в происходящее на сцене, а на другом возмущенный слушатель подходит к бармену и просит выключить трансляцию футбольного матча. Красота! А вообще, мы ничего специально не делаем.

Вы уже начали писать что-то новое?

И.К.: Мы должны начать работу над новым альбомом весной, но пока еще рано об этом говорить.

Л.Ф.: У нас есть идеи, но я бы не сказал, что мы уже приступили. И у Игоря есть свои проекты, и у меня – скажем, у меня на повестке дня стоит "АукцЫон". Но вообще-то для меня это – процесс беспрерывный, я такого долго добивался и добился. Создавать новое интереснее, чем играть старое. К тому же, музыка – штука сиюминутная, она ускользает.

Какая ваша любимая песня на альбоме?

Л.Ф.: Наверное, "Попугай" и "Что-то", но и все остальные мне тоже нравятся.

И.К.: На каком альбоме?

По материалам PR-агентства

Фотографии по теме


НачалоАрхивПоискRSS
NEWSru.comNEWSru.uaВ МосквеИнопресса
© NEWSru.co.il 2000-2020
Все права на материалы, находящиеся на сайте NEWSru.co.il, принадлежат компании NEWSru Israel и охраняются в соответствии с законодательством Израиля, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна.